Проверенные игровые клубы

Видео слоты: Сиди и крути. Часть 3

Как сказал мне торговый представитель компании «Аристократ», привлекательная сторона слота «Мистер Кэшмен» состоит в том, что призовой оборот его барабана — чистая случайность, и ты не можешь знать заранее, когда «Мистер Кэшмен» вдруг появится и одарит тебя бонусной игрой. И вот, уже на моём пятом обороте заманчивое электронное крещендо объявило, что как раз сейчас «Мистер Кэшмен» собирается преподнести мне свой случайный приз.

Улыбающаяся человекообразная золотая монета, наряженная в цилиндр и туфли с набойками, похожая отчасти на покемона, отчасти на человечка-орешка Planters, танцуя, опустилась на мой экран и накрыла собой пять барабанов. Человечек дотронулся до своей шляпы, а затем крутанул два из пяти моих барабанов, что принесло мне 40 центов призового выигрыша, самые забавные 40 центов, которые я выигрывал в своей жизни.

Теперь я был на крючке. Барабаны вращались под звук лошадиного галопа (вот это да!) и награждали меня градом маленьких, но почти беспрерывных «выигрышных» комбинаций, приносивших по восемь, двадцать, тридцать кредитных очков за раз.

Пусть вам будет ясна вся бухгалтерия: я получал по восемь, двадцать, тридцать центов при ставке в шестьдесят или, проще говоря, мало-помалу проигрывал, при этом постоянно что-то выигрывая. Когда же, после того, как легли вместе две зебры-девятки, мне достался призовой павлин, слот начал изливать кредитные очки сотнями.

Было труднее понять в точности, почему я выиграл, чем считать отыгранные карты при игре в блекджек на шести колодах. Излишне говорить, что я получил огромное удовольствие от этого видео слота. Спустя час, после появления пяти призовых появлений Мистера Кэшмена, не похожих одно на другое и каждый раз забавных, и нежданной удачи, я накопил 2668 кредитов на своем счету в этом игровом автомате. С чувством полного удовлетворения и радости я положил в карман 6 долларов и 68 центов выигрыша, и ощутил себя Дональдом Трампом.

Играть с быстровращающимся и медленно раскошеливающимся Мистером Кэшменом было несравненно более забавно, чем корпеть над расчётливым и скупым «Megabucks» с его неуловимым, если не вовсе иллюзорным, многомиллионным джек-потом. Я полюбил Мистера Кэшмена. Чего ещё я мог бы пожелать? Я прекрасно провёл время и выиграл целых шесть баксов!

Идеальное место для игровых автоматов

Слот-аппараты нового поколения, как и следовало ожидать, произвели на свет новое поколение поклонников — не игроков, которым скачок адреналина от выигрышного кувырка игральной кости или удачно выпавшей карты улучшает самочувствие, а других, аутичных, ушедших из реальности игроков, жаждущих впасть в безмятежное оцепенение перед непрерывно вращающимися барабанами. Критики игорной индустрии говорят, что львиную долю доходов от аппаратов приносит — и этого также следовало ожидать — относительно малая часть игроков, а именно, люди, отличающиеся игорным влечением. Исследователи в области азартных игр так описывают «автоматного зомби»: такой человек всегда опасается, что другой игрок займёт стул рядом и отвлечёт его попыткой завязать беседу.

В своей книге «Как обставить казино, чтобы преуспеть в конкуренции», 600-страничном исследовании, проведённом во всех больших игорных заведениях штата Невада, бывший руководитель игорного дома Билл Фридман признаёт, что игровые автоматы обладают «магией кокона» и без колебаний утверждает, что чем более укромным и изолированным будет помещение игорного дома, тем сильнее оно будет привлекать «слотовых» игроков.

Самые прибыльные заведения, пишет автор, «разгорожены… на изолированные игровые площадки, что… делает обстановку игры максимально интимной». Никогда не следует пренебрегать тщательностью оформления. Фридман утверждает, что лучшей обстановкой для развлечения будет низкий, тускло освещённый «лабиринт», полный уголков и закутков, в котором игрокам будет вольготно затаиться перед своим любимым слотом, примерно так же, как они сидят дома перед телевизором: никто не нарушает их покоя, никто их не видит, никто к ним не придёт, чтобы помешать.

Кто пятьдесят лет назад мог представить, что телевизор — это наркотик-шлюз, который приведёт к игромании? Нет сомнений, что он также привёл к распространению видеоигр для подростков, вроде «Grand Theft Auto», которую некоторые считают куда более пагубной, чем более классические видео игры. Заметим, что даже бывший лидер Христианской Коалиции Ральф Рид лоббировал интересы бизнеса игровых автоматов, тогда как сенатор Хиллари Клинтон не так давно выступила с обвинением наиболее пагубных аспектов «Grand Theft Auto».

В нашем мире с его незаметной, но безнадёжной зависимостью людей от слот-машин, ломовым наркотиком, бесспорно, стали видео покер и видео слоты. Его скоротечное психологическое закрепление (так на медицинском жаргоне называются высокий темп и частые выигрышные выплаты) служит катализатором привыкания. Эксперты утверждают, что если для выработки патологического привыкания к игре на скачках нужно от десяти до пятнадцати лет, то «подсадка» на аппараты и видео покер зачастую занимает всего несколько месяцев.

Немного о видео покере — самом популярном слот-аппарате

Видео покер — один из первых электронных Игровых  автоматов

Появившийся повсюду в 1978 г. видео покер составляет сейчас около четверти всех игровых автоматов. Он притягателен тем, что, в отличие от других азартных устройств, в него нужно мало-мальски уметь играть: ты соревнуешься с компьютером в настоящий покер, и очень важно, на какие кнопки ты будешь нажимать, какие комбинации оставлять.

С 1981 г., когда знаменитый теоретик и практик азартных игр и мастер покера Дэвид Склански написал в журнале «Casino and Sports» статью, в которой изложил, как опытный и умелый игрок может добиться незначительного (очень незначительного) перевеса над казино, победа над слотом стала навязчивой мыслью миллионов игроков.

Однако, поскольку действия видео покерных слотов определяются генератором случайных чисел, лучшее, чего может достичь даже первоклассный игрок, играющий с компьютерным совершенством на самом «щедро» настроенном машине, — это преимущество менее, чем в один процент.

В своей честной и откровенной статье «Лучшее, что может дать игра с покер-аппаратом», Дэн Пеймар, компьютерный эксперт на пенсии, подрабатывающий обучением крупье, вырисовывает чёткую картину. «Предположим, что вы играете 600 раздач в час на пятидолларовом видео покере «Deuces Wild» с его средней отдачей в 100.75 процентов, — пишет он об одном из аппаратов, известном тем, что он выплачивает больше, чем берёт при оптимальной тактике игрока.

При пяти долларах за каждый час вы ставите на кон 3 тысячи долларов. В долгосрочной перспективе вы можете ожидать выигрыш в 0,75% от размера вашей ставки или 22,5 доллара в час». Иными словами, если вы готовы ставить 24 тысячи долларов каждый день, то «в долгосрочной перспективе» вы, возможно, станете выигрывать немногим более 170 долларов в день. Возможно…

Если присмотреться внимательно, любой другой подневольный наёмный труд вдруг покажется вам чертовски выгодным.

Если видео покер — это ломовой наркотик в мире слот-машин, то игру в Multi-Strike Video Poker можно сравнить со снежным холмом, в который врезается лицом Тони Монтана в конце фильма «Человек со шрамом». Через несколько недель после выставки в Билокси я сыграл один сеанс в Multi-Strike видео покер в индийском казино недалеко от Сан-Диего.

Умная, а точнее, коварная машинка позволяет играть в покер не одну, а сразу четырё руки в каждом раунде, причём выплаты у каждой следующей руки вдвое выше, чем у предыдущей. Однако в серии игр игрок должен выигрывать все сдачи, чтобы двигаться вперёд. Если он доберётся до четвёртой руки, выигрыш будет в восемь раз больше, чем выигрыш с первой руки.

Я был с первых секунд околдован сопровождавшей игру электронной музыкой. Я мог воспринимать свой прогресс на слух: каждый раз, когда я добирался до очередной руки, музыкальные ритмы (и моё нервное напряжение) становились на тон выше. Заплатив за раунд двадцать долларов, по пять за каждую руку, я размечтался о том, как я доберусь до четвертой руки и сорву королевский куш в 32 тысячи долларов.

Вся прелесть Multi-Strike, — по крайней мере, с точки зрения казино, заключается в том, что хотя теоретически она выплачивает столько же, сколько любой покер-аппарат, играть с ним настолько сложно, на экране происходит так много и ставки должны быть исполнены такой глубокой стратегии, что для совершенства игры нужна такая же сосредоточенность, какую НАСА требует от своих астронавтов.

За несколько дней до загрузки Multi-Strike я начал читать массу статей и советов, как состязаться с её электронными мозгами. Но в первые же несколько минут реальной игры я безнадёжно «поплыл», загипнотизированный сложностью решений, которые мне приходилось принимать, отвлечённый чарующей музыкой и запутанный различиями стратегий, необходимых для каждой последующей руки.

Мои мечты о пятизначном выигрыше очень скоро увяли. Ни в одном раунде мне не удалось выиграть больше 180 долларов против ставки в 20. Двадцать минут спустя я ушёл, обедневший на 400 долларов, с пульсирующей мигренью и болью в желудке. Я чувствовал себя так, как будто влетел с размаху в кучу угля. Но я вовсе не собирался просто «завязывать» и уходить. Инстинктивно я знал единственное противоядие от этого гадкого ощущения: полчаса бездумного развлечения в компании улыбающегося и такого щедрого Мистера Кэшмена.